Новости Фильмы Театр ТВ Радио "Секрет" Спорт Биография Контакты Главная

 

ТЕАТР

"И снова с наступающим"
(премьера 13.10.2015, сцена Театра русской песни)

"Бешеные деньги"
(Театр им. Пушкина, премьера 08.05.2010)

Бешеные деньги в Театре им. Пушкина


"Саранча"
(Театр им. Пушкина, премьера 25.09.2008)

Саранча в Театре им. Пушкина


"Дети Ванюшина"
(Театр Юного Зрителя, Санкт-Петербург, премьера 29.12.2007)


"Трое на качелях"
(Театр им. Пушкина, премьера 26.12.2003)

Трое на качелях


"Академия смеха"
(Театр им. Пушкина, премьера 13.10.2001)

Академия смеха
Фото - "Комсомольская правда"


"Бюро счастья"
(музыкальный проект Л. Гурченко, премьера 16.10.1998)




"Трехгрошовая опера"
(Сатирикон, премьера 31.08.1996)



Бои по юмору - "звезды" против "Квартета И", первая проба 6.11.2000


"Петя и волк" с Российским Национальным Оркестром (Музыкальный Театр имени Н. Сац, 6.04. 2001)

Николай Фоменко с симфоническим оркестром
Фото - "Время МН"



"Король рок-н-ролла" (Театр-студия "Секрет", 1989 год)


"Собачье сердце" (Ленинградский театр Драмы и Комедии, 1988 год)


"Трубач на площади"
(ЛГИТМиК, 1983 год)


Николай Фоменко:
"В пятом классе я пошел в ТЮТ - Театр Юношеского творчества. Это было очень серьезное и совершенно замечательное заведение. Поступать нужно было, как в театральный институт - три тура: басня, проза, стихотворение. Поступивших в ТЮТ определяли в цеха, которые есть и в настоящий театрах: в актерский, монтировочный... Все мы учились быть артистами, но при этом получали еще и прикладные навыки. И когда одни играли на сцене, другие в это время обслуживали спектакль. Настоящие спектакли ставить можно было только старшим, а мы играли отрывки - я помню "Три шпаги на троих"… К концу я знал театр весь - все штанкетное хозяйство, что чем грузится, когда что поднимается, как устроены падуги и кулисы. Это было то, что называется игровым образованием и запоминается на всю жизнь - занавесы бывают итальянские, французские, что как работает, что как двигается…

Смешно, что принимал меня в ТЮТ актер Михайловский, с которым мы снова встретились несколько лет назад в театре "Сатирикон", где он служит, а я играю в "Трехгрошовой опере".

Студия выезжала со спектаклями на разных площадках. Мы играли даже в Александринском театре, где я впервые увидел живых артистов.
Пробыл я в ТЮТе два сезона, но они были такими, что забыть их нельзя. Это было настоящее братство, непередаваемая знаменитая атмосфера студийности, - восторг и счастье".


В 1979 году Николай Фоменко поступил в Ленинградский государственный институт Театра, Музыки и кино (курс набирал Игорь Горбачев). После окончания института в 1983 году Фоменко взяли в Академический театр драмы им. А.С. Пушкина (ту самую легендарную Александринку). Николай успел сыграть главную роль в спектакле "Трубач на площади" (по пьесе Л. Жуховицкого) - романтического героического трубача Феликса. В 1983 году Николай Фоменко был занят на сцене Александринки на ролях второго плана в спектаклях "Друзья и годы", "Женитьба Бальзаминова", "Пер Гюнт". Сочетать работу в театре с группой "Секрет", стремительно набиравшей популярность, было невозможно, и Фоменко от театра отказался.

"Снятию актерского зажима студентов учат на первом курсе. Но я смог это сделать только в группе. Наверное, сегодня актеру не требуется такого количества времени, как раньше, чтобы освободиться от комплексов и страхов, и научиться играть. Эстрада в этом смысле дала мне огромные возможности для работы. Эта свобода дала мне возможность всюду - и на сцене - точно выполнять поставленные задачи, а не думать о том, какие сейчас слова, какую ногу, куда руку…"

В 1988 году Николая пригласили сыграть Шарикова в спектакле "Собачье сердце" Ленинградского театра Драмы и Комедии на Литейном. Режиссером был Арсений Сагальчик, а профессора Преображенского в пьесе Александра Червинского играл Е. Меркурьев.

Николай Фоменко:
"Я сейчас уже совсем не помню этот спектакль. Мне не кажется, что он был уж очень хорошим. Но это было очень полезно с точки зрения поддержания себя в профессии. Режиссер Арсений Сагальчик, мой педагог, научил меня самому главному - он научил меня думать на сцене".

В сентябре 1988 года свой театр открывает группа "Секрет". Идея театра была выдвинута директором группы Сергеем Натановичем Александровым. Поначалу главной идеей нового театра было поставить по бенефисной пьесе на каждого члена бит-квартета. Но этот проект оказался утопией. Единственным спектаклем, который выпустил театр, стал "Король рок-н-ролла" с Максимом Леонидовым в главной роли, где остальная четверка исполняла небольшие роли второго плана. Этот нашумевший спектакль стал одной из причин окончательного разрыва между Максимом Леонидовым и остальной группой.

В 1996 году в московском театре "Сатирикон" прошла премьера спектакля "Трехгрошовая опера" (реж. В. Машков) по пьесе Бертольда Брехта. Зрелищный, яркий спектакль до сих пор собирает аншлаги. На программках обозначен жанр, в котором создатели спектакля представили Брехта зрителю - "комикс". Брехта осталось мало. Короткие сценки, в которых фабула лишь обозначена, почти пересказана, а финал пьесы решительно изменен, создают эффектный, но упрощенный, общедоступный и не самый интересный сценический вариант истории жестком и обаятельном Мэкки-Ноже.

Николай Фоменко в спектакле играет "короля нищих" Пичема хладнокровным мстительным скрягой, человек жестким и черствым. Эта роль принесла Фоменко успех и удивленное восхищение профессионалов, привыкших видеть Николая лишь шоуменом и телеведущим, и даже не подозревавшим о серьезном драматическом таланте "легкомысленного" Фоменко.

16 октября 1998 года состоялась премьера мюзикла "Бюро счастья" - музыкального проекта Людмилы Гурченко, поставленного режиссером Андреем Житинкиным по пьесе Александра Бородянского. Николай Фоменко сыграл в спектакле главную роль Шефа Бюро, хладнокровного корыстного "статистика".

Андрей Житинкин, режиссер:
"За Колей я слежу давно, еще по "Секрету" - он был самым обаятельным в этой четверке. Мне было важно, что он драматический актер, закончивший ЛГИТМИК. Кроме того, он замечательно отработал и в "Трехгрошовой опере". Меня впечатлило его умение существовать на стыке жанров - ведь он еще и шоумен. Мне жаль, что огромная территория страны видит его только по ТВ и не понимает, что он хороший драматический актер.

"Бюро счастья" - это мюзикл. А мюзикл - это особый жанр, в котором особенно важно, чтобы при хороших вокальных данных была пластичность, и даже не столько внешняя, сколько внутренняя подвижность. Фоменко обладает всеми этими качествами. Кроме того, он не боится делать по-настоящему каскадерские трюки - он ведь у нас летает над сценой на высоте трех этажей, делает это смело и очень хорошо.

На роль Шефа Бюро нужен был человек, который обладал бы непременным обаянием - ведь наивно и глупо играть злодея только злым. А распознать зло, которое скрыто под маской душевного человека, гораздо интереснее. В Коле есть эта двойственность характера и маски: он кажется чужим людям очень открытым и легко идущим на контакт, - что совершеннейшая неправда. В жизни он аюсолютно другой".

Людмила Гурченко:
"В роли шефа бюро нужен был виртуозный артист. Он должен быть и смешным, и остроумным, и пластичным, и танцевальным, и хорошо бы, если бы еще умел импровизировать. А еще у него должен быть красивый голос. Что делать? Надо искать пути к Фоменко. Пути нашли. Созвонились. "Завтра в 12 часов? Да, буду. Пишу адрес". Ровно в 12 звонок в дверь. Я встретила его и почему-то поцеловала в щеку. Почему я это сделала? Не знаю. Неправда. Знаю. При его появлении я почувствовала абсолютно родственное актерское устройство. Он человек рисковый. Смелых много. Да просто выход на сцену - это уже смелость. А рисковать, делать что-то впервые... Какая ответственность, какая разноголосица писем, мнений. Знаю, повторяюсь, но риск - это хождение по острию. Какой сильный человек! Вот такого артиста я и поцеловала в щеку".

Николай Фоменко:
"Я не готов еще придти и остаться в каком-нибудь театре. Во мне еще не все перебродило - я еще не могу долго ходить под чьим-то непрерывным руководством. Но когда (если) бес во мне уляжется и угомонится, я обязательно буду ходить с алебардой на заднем плане".

Фото из мюзикла "Бюро счастья"



6 и 7 ноября 2000 года в Московском Дворце Молодежи впервые прошли "Бои за звание Чемпиона мира по юмору" между комическим театром "Квартет И" и командой "звезд" в составе Алексея Кортнева, Валдиса Пельша и Николая Фоменко.
Несмотря на странное название и разовость мероприятия, это были смешные, свежие спектакли, почти целиком построенные на импровизации и легкомысленных сценках, более всего похожих на некогда популярный СТЭМ - студенческий театр эстрадных миниатюр...
Продолжение обзора



6 апреля 2001 года в Детском Музыкальном Театре имени Н. Сац прошел симфонический концерт для детей с участием Российского Национального Оркестра и Николая Фоменко.
"Петя и волк" - фантазия Сергея Прокофьева для чтеца с оркестром, была создана, чтобы облегчить детям знакомство со сложной, трудной и не сразу понятной симфонической музыкой...
Сюжет сказки рассказывает чтец, который на время исполнения становится полноправным "инструментом оркестра", переводчиком с музыкального языка на детский и человеческий. Таким переводчиком и был в Российском национальном оркестре Николай Фоменко..."
Продолжение рецензии



13 октября 2001 года - премьера спектакля Романа Козака "Академия смеха" на сцене филиала Московского драматического театра имени А. С. Пушкина. Спектакль сразу завоевывает репутацию "интересного эксперимента": зал филиала рассчитан всего на сто мест, пьеса японского писателя Коки Митани написана лишь для двоих актеров. На сцене Театра имени Пушкина играют Андрей Панин и Николай Фоменко. "Академия смеха" - спектакль о взаимоотношениях драматурга и цензора, дейстие пьесы происходит в Японии, в 1940 году.

Николай Фоменко:
"На роль цензора меня пригласил Рома Козак. Он ставил спектакль для Гурченко («Мадлен, спокойно»), и рассказал ей, что ищет артиста. Я пришел немедленно и согласился сразу. Для меня было достаточно уже того, что моим партнером будет Андрей Панин. Пьеса, на самом деле, может быть, и средняя, но работать с Козаком было невероятно. Я не думал, что Козак такой потрясающий режиссер.

В стране, где на каждом шагу – шлагбаум, говорить о цензуре самой по себе – неинтересно. Мы могли бы тогда взять все что угодно. Сюжет тоже не слишком любопытен. Важно, что человек меняется: чаю попил – уже другой, и настроение у него другое. Мой герой от начала к концу становится совсем другим. Если говорить серьезно, то главное в этом спектакле - как люди влияют друг на друга. А моя задача - на очень маленьком пространстве создать органичную форму: человека, у которого живот, челюсть, своеобразная пластика, которой нужно владеть полностью на крошечном расстоянии, где все видно и ни от кого не скроешься. Даже дышать приходится, не теряя формы.

От моего персонажа зависит многое. Ведь мы не знаем, что за пьесу в шестьдесят страниц написал драматург. Во всем, что касается текста, мы верим на слово цензору, который должен быть настолько убедителен, чтобы публика, которая смотрит спектакль, поверила в то, что драматург смешон, талантлив и прочее, хотя чувство юмора вещь абсолютно неосязаемая, и у каждого человека оно свое. Мы видим все только через сложную систему зеркал.

То, что действие происходит в Японии, освобождает от штампов и дает нам бОльшие права, открывая некие новые ворота в разрешенный перформанс. Может, мы и не знаем на самом деле, что такое Япония, но достаточно легкого налета экзотики. Я никак особенно ко всему «японскому» не готовился, разве что выучил отдельные слова. На самом деле нам, конечно же, был интересен «человек вообще». После нескольких спектаклей я даже перестал читать рукопись драматурга «по-японски», потому что понял, что в этом нет никакого смысла. Но танец, придуманный Ромой, впустил немножко чужого воздуха. У настоящих японцев нет ни одной оценки, ни одной эмоциональной, мимической вещи, похожей на нас. Они по-другому удивляются, по-другому радуются.

А вот носки с пальцами, в которых мы играем, придумал я. Три года назад мне привезли такие же из Японии, а потом такие же мы купили специально здесь, в России.

В Козаке со своей безумной удачливостью я нашел человека, с которым у меня совершенно совпадают представления о том, каким должен быть современный театр – от вида сцены до состава труппы. Мне приятно, что мы не разочаровали друг друга. А от Панина я нахожусь просто в потрясении. Он гениальный, техничный артист, каких сейчас больше просто нет.

Скорее всего, в следующем сезоне мы сделаем еще один спектакль – примерно тем же составом. Ведь спектакли калибра «Академии смеха» должны существовать на сцене не больше двух сезонов. А дальше – надо делать что-нибудь новое"

Текст журнала "Эксперт" (№ 39' 2001):
"В филиале театра им. Пушкина прошла премьера спектакля “Академия смеха” по пьесе современного японского драматурга Коки Митани в постановке нового худрука театра Романа Козака. Ход сделан беспроигрышный. Козак начал не с большой сцены, где было бы гораздо тяжелее собрать зал, а со сцены филиала. Две звезды - Андрей Панин и Николай Фоменко - в зале на сто мест, один акт, многообещающий сюжет в японском колорите. В аншлагах можно не сомневаться.

Крошечная сцена отгорожена от зала легкими японскими домами, сплетенными из тонких веток. Мягкий ковер, по которому актеру ходят, как и положено японцам, босиком. 1940 год. Драматург некоего театра под названием “Академия смеха” приходит к цензору, чтобы получить разрешение на постановку своей комедии. Цензора пьеса категорически не устраивает. Драматург готов на любые исправления, лишь бы дойти до премьеры. Персонаж Панина – трепетная натура, патологически паникующая в аскетическом антураже чиновной приемной. Цензор Николая Фоменко похож на бесстрастную японскую статуэтку: неподвижное тяжелое лицо, презрительно оттопыренная губа, внимательный суровый взгляд. Драматург юлит и вьется вокруг своего монументального мучителя – кажется, что силы явно неравны. Но все же переделка пьесы превращается в захватывающий поединок, в котором угадывается начало прекрасной дружбы.

Николай Фоменко – комический актер от бога. Он именно тот клоун, в котором с легкостью угадывается второе и десятое дно, который одинаково талантлив в образе клоуна трагического и комического. Актер, знающий о смехе почти все, особенно интересен в роли человека, напрочь лишенного чувства юмора. Трогательно-комическую историю о случайно залетевшей к нему в дом вороне Мусаси цензор расскажет с тем же каменным лицом, что и о рабочем движении в Манчжурии. Даже в танце цензор сохраняет начальственную неподвижность.

"Академия смеха" - спектакль о природе творчества. Именно это необъяснимое качество делает уязвимым монументального цензора и распрямляет согбенную спину опасливого драматурга. Унижение и неудачи не имеют никакого значения - важен только конечный результат.

В процессе мучительной переделки пьеса становится все лучше и лучше. Финальный вариант текста, из которого цензор потребовал выбросить все, способное вызвать смех, оказывается лучшим из всего написанного. Непривыкшие к улыбке мышцы лица цензора осваивают новое выражение. Меняется и панинский дрожащий драматург – завтра ему уходить на фронт. В интонации цензора появляются непривычно просительные нотки – он вовсе не готов отдать войскам человека, открывшего ему неведомый и прекрасный мир. Цензор даже пытается спасти творца от призыва. В финале спектакля забыто все: и угроза гибели драматурга, и служебные инструкции цензора. Усевшись с ногами на стол, бывшие противники придумывают новые ходы для комедии, которая, может быть, никогда не будет поставлена. Но время остановилось: смех не знает ни страха, ни тлена".

Рецензии на спектакль "Академия смеха":
журнал "Эксперт"
журнал "Афиша"


Фото - "Время МН"

Фото - "Культура"

Фото - "Афиша"


26 декабря 2003 года состоялась долгожданная премьера спектакля "Трое на качелях" на сцене Театра имени Пушкина.

КоммерсантЪ-Weekend:
"Художественный руководитель театра пригласил в спектакль трех своих любимых актеров – Николая Фоменко, Андрея Панина и Александра Феклистова. Ни один из них штатным членом труппы Театра имени Пушкина не является, но все они уже успели принести режиссеру Роману Козаку успех именно в этом театре: Николай Фоменко и Андрей Панин на Малой сцене два сезона играют популярную "Академию смеха", а Александр Феклистов сыграл главную роль в "Черном принце" на большой сцене театра."

NTV.ru:
"Премьера на сцене московского театра имени Пушкина. Его руководитель Роман Козак поставил итальянскую комедию «Трое на качелях».
Трое выходят из дома по своим делам, но встречаются на том свете в предбаннике Божьего суда. По сюжету пьесы Луиджи Лунари «Трое на качелях» случайные знакомые раздражают друг друга.
Николай Фоменко: «Роман Ефимович с упорством крокодила искал пьесу и принес эту пьесу нам, мы ее прочитали. Она нам понравилась».
В программке написано: все три актера будут играть все три роли. Это дружеская мера. Ролями будут меняться, чтобы каждый мог почувствовать максимум удовольствия от спектакля"

 



В 2008 году сотрудничество Николая Фоменко с Театром имени Пушкина в Москве продолжается ролью известного телеведущего Макса в спектакле по пьесе Биляны Срблянович "Саранча".

Двумя годами позже художественный руководитель Театра им. Пушкина Роман Козак ставит спектакль "Бешеные деньги", в котором заняты Николай Фоменко, Иван Ургант и Вера Алентова. Премьера спектакля по пьесе Островского состоялась 8 мая 2010 года.



В 2015 году в Москве состоялась премьера спектакля "И снова с наступающим", в главных ролях Леонид Ярмольник и Николай Фоменко.



Награды:
Звание "Заслуженный артист России"
Премия "Чайка" в номинации "Диагноз - Актер", 1995 - за спектакль театра "Сатирикон" "Трехгрошовая опера" (реж. Владимир Машков)
Премия "Чайка" в номинации "Двойной удар", 2001 - за дуэт с Андреем Паниным в спектакле театра им. Пушкина "Академия смеха" (реж. Роман Козак)
Премия Олега Табакова, 2002, за "Академию смеха"

 
Новости Фильмы Театр ТВ Радио "Секрет" Спорт Биография Контакты Главная

(С) 2000-2008 Культурно-спортивный центр "Русское время"